Главное

Образование


Комитет по защите семьи, материнства и детства


Жизнь человека – дар Божий.
12 декабря в Касимовском медицинском колледже прошла конференция «Священный дар жизни», на которой присутствовали студенты-первокурсники . Перед ребятами выступили: педагог-организатор – Бритикова Л.А., Червякова Н.А., представитель Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей» - Тикунова Е.Н., клирик Георгиевской церкви протоиерей Андрей Правдолюбов.
Мама спасибо за жизнь!
16 мая в СОШ № 6 состоялась встреча десятиклассников с заведующим гинекологическим отделением Касимовской ЦРБ Потаповым С.С. Сергей Семенович доступно и понятно объяснил ребятам, что аборт- это убийство ребенка. У зачатия есть божественное начало, которое не отрицают и ученые. Бог дает жизнь, и никто не вправе ее обрывать. Аборт нарушает право человека на жизнь, обуславливая право ребенка жить только желанием его матери.
С молоду учись - навек пригодится.
25 апреля для учащихся 10-11 классов в СОШ №6 прошла конференция «Священный дар жизни», на которой ребята узнали, что жизнь человека начинается с момента зачатия, познакомились с духовно-нравственными последствиями абортов, о пути развития личности в сфере семейных отношений.

Информация


Статистика


Объявления


Анонсы


Конкурсы и фестивали


Рождество Христово


Святые,подвижники благочестия


Рассказы


Василий Ирзабеков. Никола Вешний
Всякий раз, когда девочка пробегала по двору, скучающие на лавочках старушки провожали её горестными вздохами и, грустно перешёптываясь, сочувственно кивали головами.
Геннадий Катышев.Лешка
Сегодня Благовещение, светлый праздник души.
Генерал-отвага
Комдив Александр Родимцев

Новое в разделе видео


Статьи


Ольга Решетникова - Не смолкнет эхо над Балканами
К 135-летию Освободительной русско-турецкой войны 1877–1878 гг.
Неудобная правда Церкви
Неужели нельзя было обойтись просто защитой храмов, святынь и символов?
«У Бога на каждого из нас есть планы»
Родившийся без рук и без ног, Ник Вуичич с самого детства верил, что Бог создал его таким для какой-то особой цели.
Чему-нибудь и как-нибудь
Что происходит с преподаванием русской литературы в школе
Добрый и злой
«Я ее ругаю, а она заплачет и к папе бежит. Папочка же добрый, он утешит.

Погребение Плащаницы.

Среди людей существует мнение, что человек может прочувствовать только то, в чем он лично участвовал, остальное для него недоступно. Церковь же призывает евангельские события воспринимать не только умом, но и сердцем. Как это возможно, ведь все самое важное совершилось более 2000 лет назад?
      Для меня остается проблемой собрать рассеянное внимание и сосредоточить свои мысли на ходе церковной службы. Какое уж тут сердце...
   Но однажды мне посчастливилось /хоть и косвенно/ стать участником евангельских событий. Вот как это было.
   Я впервые пришла на службу в Страстную Пятницу и немного волновалась: смогу ли выстоять с двух часов ночи и до восьми утра? Народу собралось на удивление мало. Это на Пасху яблоку упасть негде будет. А сейчас...
   Вот и приближается самое важное событие: обряд погребения Плащаницы. Крестным ходом неторопливо спускаемся с высокой лестницы, ведущей из храма, в ночь. Впереди – паренек, несущий фонарь, за ним – батюшки с Плащаницей над головой, небольшой хор и несколько прихожанок. Идем медленно и беспрестанно тихо поем «Святый Боже...».
   Ветер пытается загасить упрямое пламя свеч, поэтому приходится руками защищать трепещущие огоньки. Вокруг все спит. И никому нет дела до того, что мы хороним Христа. Меня поразила эта мысль: мы сейчас хороним ... Христа!
   В этом была некая таинственная отрешенность. Будто два разных мира соприкоснулись друг с другом, но не смешались, а каждый остался со своим сокровищем.
   Я ощутила себя на настоящих похоронах, словно батюшки несут гроб, в котором лежит близкий и бесконечно любимый ЧЕЛОВЕК, потеря которого кажется катастрофой.
    Пронзила мысль: а ведь все происходит именно также, как много веков назад, когда ночью тайно погребали тело Спасителя любимый ученик Спасителя - Иоанн, Никодим, Иосиф Аримафейский и женщины. И никому вокруг не было до этого дела.
    Это потом,  после победы над смертью, будет ликование толпы, а в страшный час скорби – горстка верных. Только они еще до конца не верили в то, что Он воскреснет. А мы это знаем!
     Слезы катятся по моим щекам, мешают петь со всеми, но я не могу их остановить. Я изо всех сил стараюсь не разрыдаться сейчас в голос от нахлынувшего чувства сопричастности, скорби и любви.
      В эти минуты мне кажется самым страшным оказаться в час гонений на Церковь в теплых домах с наглухо зашторенными окнами, а не с этой маленькой горсткой людей.

Марина Лебедева