Главное

Образование


Комитет по защите семьи, материнства и детства


Информация

Статистика


Объявления


Записей не найдено.

Анонсы


Записей не найдено.

Светлое Христово Воскресение


Записей не найдено.

Конкурсы и фестивали


Рождество Христово


Святые,подвижники благочестия


Рассказы


А.Платонов.Цветок на земле
Андре?й Плато?нов (настоящее имя Андре?й Плато?нович Климе?нтов; 1899- 1951) — русский, писатель, прозаик, один из наиболее самобытных по стилю и языку русских литераторов первой половины XX века.
Про кота
Что и говорить, любят у нас обсудить и покритиковать священников.
Сыновья
В.Осеева.Две женщины брали воду из колодца. Подошла к ним третья. И старенький старичок на камушек отдохнуть присел.
Н.С.Лесков.Дурачок
Н.Лесков.Рассказ:Кого надо считать дураком?

Новое в разделе видео


Статьи


Только все вместе остановим детоубийство.
Русская Православная Церковь окажет финансовую помощь женщинам, решившимся на аборт по причине тяжелого материального положения. Об этом в прямом эфире программы «Свято место» на радио «Комсомольская правда» заявил председатель Синодального информационного отдела В.Р. Легойда.
По пути смирения
3 апреля, в 4-ю неделю Великого поста, Православная Церковь вспоминает преподобного Иоанна Лествичника, игумена Синайской обители, - одного из самых ярких подвижников монашеской жизни Православного Востока и выдающегося духовного писателя.
Перепись: Менделеев перевернулся бы в гробу!
Росстат опубликовал предварительные итоги Всероссийской переписи населения, проведенной осенью 2010г. Митрополит Волоколамский Иларион: Хотите спасти Россию? рожайте детей.
В чем толк
Иногда приходится слышать от человека, особенно в затруднительных обстоятельствах: «А-а, нет в моей молитве никакого толку… ничего не помогает!»…Священник Дмитрий Шишкин

Легко ли быть верующим?

Беседа с протоиереем Сергием Правдолюбовым, магистром богословия, преподавателем Московской Духовной академии и Православного Свято-Тихоновского Богословского института в Москве, членом Союза писателей России, настоятелем церкви Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве в Москве.

- О.Сергий, Ваше детство пришлось на сложное время. Каково быть сыном священника в годы гонений на церковь?

- Эти слова «годы гонений» я отстаивал в Московской Духовной Академии принципиально. Сейчас уже принято так говорить про хрущевские годы: храмы закрывались, Церковь не считалась нормальным институтом, верующих быть не должно. Хрущев требовал, чтобы с верой было покончено в ближайшие годы. Трудно было. Приходили в школу из Санэпидемстанции проверять воротнички - искали крестики. Когда находили, начинали стыдить: «Неужели ты, школьник, верующий?». Я вспоминаю это с таким тяжелым чувством. Они же были маленькие! Разве можно неокрепшие души так терзать! Краснели девочки, мальчики стеснялись, но мне было легче всех, потому что у меня папа - священник. Но я так переживал за этих девочек и мальчиков. Слава Богу, они не поддавались, над ними смеялись, но они терпли.

Меня под таким мощным давлением взрослой идеологии стали два класса гонять по коридору. И не только толкали, но и били, даже до слез. Однажды я пришел домой еще заплаканный, мама удивилась и спросила, что со мной случилось. Пришлось рассказать, хотя надо было отсидеться в березках. Мама взволновалась и пошла к учительнице. Та сделала совершенно нестандартную вещь: посоветовала мне пока не ходить в школу. На следующий день утром я услышал шум под окнами - разыгралась сцена «Бориса Годунова просят на царство». Два класса стоят. Прислали парламентера и просят: «Сергей, выйди! Поговорить надо». Я не стал делать скорбного вида и спросил: «Ребята, что вам надо?». «Мы так больше не будем. Ты приходи учиться». Проблема была решена. Оказалось, учительница собрала оба класса и сказала: «Вы побили Сережу Правдолюбова, и он в школу больше не пойдет. А по нашему закону - всеобщее начальное образование. Это нарушение Конституции, а за это могут арестовать. Надо идти извиняться».

Это мелочь. Они же не убивали. А какой-то навык терпения получился. Моих младших братьев уже никто не бил, нормально к ним относились. Этот перелом произошел из-за смелости и мудрости моей учительницы. Я с благодарностью вспоминаю ее.

В музыкальной школе тоже были трудности. В выпускном классе заставили играть лекцию-концерт на Великую субботу. Я наотрез отказался. Учитель обиделся, его имя сейчас носит музыкальная школа, и отказал в выдаче аттестата. После того, как меня и брата изгнали из музыкальной школы, мы все-таки дали концерт в ДК - сыграли квартет, даже в прессе отметили наше яркое и интересное выступление. А потом я поступил в Гнесинское музыкальное училище. Без аттестата.

Это совсем небольшое переживание, чтобы потренировать человека, чтобы он выдерживал свою линию, мог быть твердым и решительным. Я очень рад, что так было, это закалило мой характер.

- Что помогало Вам не сломаться и сохранить свои убеждения?

- Любовь к Богу, любовь к отцу и матери, которые никогда ни в чем не обманывали, не лукавили, а твердо держали свою линию, сохраняли веру. Двадцатилетний отец в Соловках сидел. Мама рассказывала, как арестовывали ее отца (священномученика Михаила Селищинского), как они переживали и плакали. Слезы матери зародили в моей душе любовь к мученикам, к их страданиям и эту твердость и решительность.

- Вы несколько месяцев работали в архивах КГБ, приняли участие в прославлении тридцати двух рязанских святых, среди которых несколько Ваших близких родственников.

- Я не пережил какого-то восторга. Они же и были всегда святыми, а сейчас только внесены в список святых. Я больше был рад за других, простых прославленных людей.

Я решил извлечь из архива всех, которые могли заслуживать святости. Вместе с моим прадедом и дедом было прославлено много мужчин и женщин, крестьян и крестьянок из близлежащих сел. Только в Погосте было прославлено 10 мучеников, простых людей. Эти крупицы информации о них меня привели в радость и почитание гораздо большее, чем моих родных. Они-то понятно, они на это шли и были готовы даже до смерти. Так должно быть с каждым человеком, который верит в Бога и будет Ему верен до смерти, причем в любую эпоху. Простые крестьяне – вот что меня поражает. Одна женщина, когда арестовывали батюшку, сказала: «Что вы делаете? Он же ни в чем не виноват!». Ее за это арестовали. Она же не старая – лет 50 всего, могла бы отказаться от своих слов, но она этого не сделала. Откуда у нее это? Она пошла на суд и была расстреляна в Рязани. Я перед ней преклоняюсь.

- Трудно ли сейчас быть верующим человеком?

- Верующим человеком быть трудно во все времена. Когда мы вспоминаем преп. Сергия Радонежского, мы говорим: как ему было хорошо, как он замечательно молился. Но мы забываем о том, что в то время татары несколько раз жгли монастырь, захватывали  все Московское царство. Нам кажется все там красиво. Нет. В любые времена было много трудностей. В советское время было чем тяжелей? Много людей пострадало физически, до смерти. Это, действительно, уникальный период. Но во все остальное время никаких поблажек нам не будет. Нас спросят: храмы стояли? Стояли. Звонили? Звонили. Вы заходили? Нет. А почему? Колокольни и храмы – это же приземлившийся инопланетный корабль. Но только не инопланетный гость, а Сам Бог захотел, чтобы все люди приобщались к Нему, к вечности, чтобы они, умирая, потом воскресли. Нас зовут, а мы даже не хотим зайти. Я думаю, что сейчас не самое трудное, а самое благоприятное время. Но наше советское поколение в церковь идти не хочет. Скорее, наши дети нас туда приведут.

Далеко не все так плохо у нас. Есть такой г. Касимов невероятной красоты. В нем много замечательных людей, большая часть из которых неизвестна. И это хорошо. Зачем кому-то какая-то известность? Каждый человек бесценен для Бога. Весь мир не стоит одного человека. Ходит какая-то маленькая бабушка, выполняет заповеди Божии, молится, а ради ее молитвы Господь всю Россию хранит. В людях гораздо больше добра, чем зла. Сейчас идет пора расцвета. У нас в Касимове епископ появился. Я считаю, это залог возрождения города и района.

Беседовала Марина Лебедева