Усатая Екатерина

Метель

 

Тишина воцарила над поляной.  Яркий свет,  озаряя ее, ослепительно искрился повсюду.  Небо наполовину было темно-синим, почти черным.  Зато другая его часть была ярко-голубого цвета и казалась бесконечно высокой. Там, в самой вышине,  горело солнце. Оно было настолько ярким, что казалось, что все вокруг тут же растает. Но этого произойти никак не могло, так как была зима, блистающая миллионами снежинок.

Иссиня-черная туча, медленно ползла на поляну. Вдруг из-за леса появилась колесница, в которую была запряжена тройка белоснежных лошадей. Их длинные гривы развевались на ветру. Они,  как ветер,  мчались на поляну. На колеснице  были узоры небывалой красоты, украшенные серебром. В ней восседала королева зимы Метель.  На ее плечи небрежно была брошена белая, расшитая серебром шуба. Ее волосы цвета  чистого белого снега  кудрями падали вниз. На голове  - ледяная, играющая всеми цветами радуги корона, а в руках – хрустальная волшебная палочка.

Она прилетела, чтобы поставить на этой огромной поляне свой балет. Все небо по ее приказу тут же затянуло тучей так, что на нем не было ни единого светлого пятнышка. Балерины-снежинки посыпались из огромной тучи, словно мука из сита.

Некоторые из них, опускаясь, прикасались к серебряному ковру и в тот же миг взвивались ввысь. Они кружились как бабочки, порхая своими белоснежными пачками.  Балерины дружно летали то в одну, то в другую сторону, то вдруг собравшись вместе, образовывали целый снежный ком, который тут же разбивал разъяренный ветер, играющий в этом спектакле роль отрицательного героя.  Он  незаметно подбирался к ним и  своими сильными руками подбрасывал тысячи легких, почти невесомых снежинок вверх и,  не давая им опуститься вниз, гнал их  куда-то.  Часть балерин, взявшись за руки, исполнили «танец маленьких лебедей»,  другие, смеясь, присоединившись к танцующим, повторили давно заученные движения.

 Метель разыгралась ни на шутку. Всё  так кружилось и вертелось, что ничего вокруг не было видно. Режиссер так увлеклась своей постановкой, что от восторга даже запела. Завывающая Метель брала самые высокие ноты. Ее песня напугала всех в лесу, который замер, глядючи на этот восхитительный спектакль. Исполнив свою партию, Метель устала и решила отправиться домой. Вскочив в колесницу, она, ничего не сказав своим актерам, помчалась дальше. Снежинки, гонимые ветром, полетели за ней.  А некоторые  из них, не поспевая,  уставшие, падали вниз, покрывая серебряный ковер рыхлым искрящимся снегом.

     Вдруг стало тихо, словно ничего и не было.